О литографии


Никто лучше художника не сможет рассказать о собственном творчестве. Статья о работе над литографией народного художника Анатолия Ивановича Зыкова. Автор поделился с читателем собственным чувством литографии, персональным, так сказать, ее переживанием. Итак...

Вы входите в печатную мастерскую графического факультета Академии художеств. В большой низкой комнате, насыщенной запахом керосина, кислот, скипидара, мокрой бумаги, уксуса и холодного металла, справа от двери бросается в глаза огромный станок с колесом. На ручке его можно даже немножко покачаться, пока мастер не видит, занятый наблюдением за доской в кювете с кислотой. Слева от двери- широкий низкий помост свежих офортных оттисков. Рядом с помостом еще один, с плоской ванной для замачивания бумаги. Неподалеку- кюветы с кислотами разной концентрации. Но все это пока не про вас. Программу по офорту вы начнете осваивать на втором курсе. А сейчас пройлите в левый передний угол.

Сегодня очередь печатать вашу литографию, и мастер- литограф Александр Иванович как раз приступает к колдовству над вашим камнем. Возле его станка стоит широкая тумба с ящиками наподобие кухонного стола, с плоской каменной плитой для раскатки и смешивания красок. Тут же бутылки с таинственными жидкостями, коробки с неизвестными пока вам порошками, банки со специальными красками, миски с водой и какими- то едкими киселями; лежат и висят в специальном шкафчике на стене литые валики для накатывания краски на камень и прочее, и прочее, и прочее.

Мастер- алхимик:)

Александр невысок росточком, но широк в грудной клетке и крепок в плечевом поясе. Прямые соломенные волосы его всегда гладко зачесаны назад. Лишь в азарте работы над большим камнем, когда он сильно и с оттяжкой хлопает по нему валиком или протаскивает его под рейбером, пряди волос плотной шторкой падают ему на глаза, и он сдувает их вытянутыми вверх губами или отбрасывает тыльной стороной ладони. Под стать волосам соломенные, почти белые брови и ресницы. И на костистом бледном лице голубые- голубые глаза. Как всякий уважающий себя печатник, перед началом работы Саша аккуратно подворачивает до локтей рукава свежей рубашки и степенно облачается в невероятно заляпанный красками, твердый, как короста, длинный брезентовый фартук. Под белой кожей его рук шарикоподшипниками катаются бугры мускулов, и если, здороваясь, Саша шутливо тиснет вашу руку своей мосластой лопатой с толстыми раковинами ногтей, то вы непременно замычите от боли. Сашины глаза при этом лукаво и ласково заискрятся: вот он и показал вам мимоходом, что вы есть хлюпик против него, и ничего более.

Саша гордится своей редкой по нынешним временам профессией, и по натуре он философ- резонер. Обрабатывая камень, он многозначительными непонятными речениями напустит перед робеющим первокурсником такого туману, бедняжке, потом еще долго процессы травления и перекатки камня будут казаться чем- то вроде школьной задачки по математике, где воды вытекает из бассейна А, для чего течет в бассейн Б, и надо определить скорость ее течения, сколько ее там всего и когда она перетечет вся. Печатник Саша отличный и добросовестный. На моей памяти не было случая, чтобы он не успел по своей вине напечатать студенческую литографию к семестровому просмотру. Рабочая честь и сознание принадлежности к высокому миру искусства не позволяют ему волынить в работе.

Суть литографской техники

Камень для литографии, горную породу определенного химического состава, добывают в разных местах, например, в Баварии, у нас на Кавказе, на Средней Волге, под Новороссийском. Его распиливают на плиты разных размеров и рисуют на нем специальным литографическим карандашом или тушью, в основу которых входят баранье сало и воск. Нанесенный на камень карандашный штрих после обработки реактивами принимает с валика краску, чем и отличается от незарисованной поверхности камня. На станке краска с камня передавливается на бумагу. Вот краткие сведения о сути литографской техники, с которыми студент приступает к первому опыту работы.

Волшебство процесса

Нарисовав на камне среднего размера натюрморт с драгунским шлемом и каким- то тяжелым, кажется, даже древнеримским мечом с медной рукоятью, вы усердным кряхтением тащите его в печатную мастерскую, где у вас на глазах Саша обрабатывает камень. И пока он готовит его к печати, вы будете наблюдать за его манипуляциями, боясь, как бы он неосторожным обращением не загубил вашу работу. Для начала Саша из деревянного ящичка густо запудривает весь камень белым порошком- тальком- и куском ваты сметает излишек талька обратно в ящичек. От пылинок талька щекочет в носу. Это приятно, но вдруг у вас падает сердце: рисунок на камне потерял контрасты, стал седым. Саша окунает большой марлевый тампон в горшок с пенящимся кислым киселем светло- желтого цвета и крест- накрест замазывает весь камень, поверхность которого вскипает и начинает пузыриться. Снова падает ваше сердце. Однако ядовитый до слез кисель не мешкая удаляется губкой с чистой водой, после чего мастер серым ноздреватым куском трет грязные пятна на полях рисунка, снова проходит чистой губкой и замазывает камень киселем, уже менее ядовитым по запаху.

Что происходит?

А то, что камень после припудривания тальком протравлен; травление смыто; поля очищены пемзой; и, наконец, камень покрыт декстрином. На сегодня все. Камню надо отстояться, набрать силу. Завтра- послезавтра вы будете присутствовать при печатании своего натюрморта. Печатание первых пробных оттисков, особенно в литографии цветной, процесс творческий. Художник и печатник становятся в нем как бы соавторами, одинаково заинтересованными в положительном результате. Иногда, случается, печатник и подскажет художнику вариант, оказывающийся наилучшим.

Назавтра спешите в мастерскую в жажде скорей увидеть конечный результат. Но Саша не из торопыг. Он работает в истинно профессиональном ритме:
  • смывает с камня декстрин намоченной в воде губкой...

  • брызгает на камень из бутылки через дырочку в пробке немножечко скипидара или тинктуры...

  • елозит по камню грязной жирной тряпкой, варварски размазывая, уничтожая рисунок (от вашей работы ничего не осталось, ни- че- го, на что Саша мефистофельски улыбается)...

  • вот он брызгает на камень чуточку воды...

  • сухой чистой тряпкой удаляет с него жирную черную грязь...

  • берет валик и осторожно, исподволь, как бы украдкой начинает накатывать на камень литографскую краску... вот это да!


  • На камне виден рисунок во всей своей красе, как будто только что вышел из- под ваших рук!

    Теперь камню требуется просохнуть. Саша крутит над ним литографский веер, флюгер из плотного картона на палочке. В конце концов камень высохнет и сам по себе, веер просто ускоряет процесс высыхания. Все, что вы сейчас наблюдали, называется перекаткой камня. Затем снова припудривание тальком- господи, как все это медленно.

    Снова камень травится. Снова травление смывают водой и так далее. Но вот камень на станке, на подвижной тележке. Под него подложены деревянная решетка, войлок и кусок линолеума. Пока Саша регулирует давление, вы успеваете нарезать бумагу листами необходимого формата. Наконец камень полностью подготовлен к приему краски, и Саша медленно и тщательно накатывает краску на ваш натюрморт. Как он красив сейчас! Не испортить бы.

    Саша накладывает на камень лист бумаги; покрывает его мягкой, типа промокашки, прокладкой; сверху ложится лист намазанного салом плотного картона, папка. Тележка с камнем подводится под пресс. Саша плавным движением рукояти дает давление и, крутя ручку, медленно протаскивает камень под рейбером. Затем обратным движением рукояти давление снимается; камень возвращен в исходное положение. С него снимается папка, потом прокладка. Лист с невидимым оттиском внутри плотно прижат к камню. Саша ногтем отколупывает уголок и заглядывает внутрь: получилось ли? Ну! Что там!!! Саша приподнимает другой угол. За угол аккуратно тянет вверх с трудом отлипающий от камня лист. И кладет оттиск перед вами...

    Результат

    И все. Вы конченый человек. "Эстампный яд" вошел в вашу кровь. На оттиске по краям рабочего поля своего натюрморта вы увидите отжим, след рейбера. А Саша к первому оттиску добавит еще несколько, до десятка. Десять одинаковых произведений!. Размноженность произведения плюс волшебный след печатной формы- вот что такое эстамп! Вы броситесь жадно работать дальше, увлекаясь с каждым новым заданием, овладевая разными ответвлениями литографской техники, от элементарного карандаша до выскребания по асфальту и литографии многоцветной, в которой каждый цвет делается на отдельном камне, а затем все соединяются вдруг на поле оттиска.

    На следующих курсах вы раскусите прелесть офорта со всеми его техническими вариациями. Горячий энтузиаст эстампа, держа оттиск, непременно погладит подушечками пальцев поверхность листа, находя удовольствие в ощущении его рельефа. До чего отличен, к примеру, рельеф травленого офорта от бархата меццотинто или рваных борозд сухой иглы.

    А потом состоится знакомство с линогравюрой, выход в ксилографию. И во всех техниках непременно: множественность оттисков, волшебные запахи материалов и отжим печатной формы.
    Сайт о том, как научиться рисовать




  • Книга по Рисунку и Живописи. Самоучитель




  • Пособие по акварельной живописи

  •