Задачи пластической анатомии в период Ренессанса

Средневековью для его художественной культуры нужна была только самая простая картина событий человеческой жизни, чтобы с ее помощью, сообразно религиозному канону, с помощью символов отразить жизнь и деяния святых. Но из такой картины человеческой жизни новое время смогло взять для своих потребностей очень немногое, и потому случилось так, что анатомия стала необходимой составной частью и инструментом познания мира для художников; она проложила им дорогу к человеку и человеческому облику.

Очень трудный путь! Видимость заслоняли не только дебри нехоженых дорог, но и «святые» авторитеты! Несмотря на строжайший запрет церкви, нужно было проверить, ошибался ли греко-римский врач и систематизатор медицинских знаний своего времени Гален (129-211 гг.). Расчленение трупов становилось все недоступнее. Недостаточным было даже то, что предоставляла пластическая анатомия художнику: она имела дело только с внутренностями, нижней частью живота, шеей и мозгом.

Ни один анатом, даже такого масштаба, как Моидино де Луцци из Болоньи (1270-1325 гг.), не смог принести пользу искусству с помощью своего краткого курса (без иллюстраций). Позднее ни Джакомо Беренгарио де Карпи (ум. 1530 г.), ни врач и современник Леонардо, не смогли удовлетворить вполне обоснованные запросы и специфические потребности художников, не смогла даже народная книга Лаврентия Фрюзена (1518 г.), несмотря на научную достоверность и изобразительную точность его гравюр. Искусству необходимо было только одно - точные знания о двигательном аппарате человека, его костном скелете и мускулатуре. В действительности же, познания из области медицины сами по себе не обещали успеха. Художники сами были вынуждены взяться за дело, и когда пришло поколение, к которому принадлежали учителя Леонардо, они сами начали препарировать трупы в подвалах, за плотно закрытыми дверьми. Кусок за куском они обнажали мышцы и скелет, и в сладковатом запахе человеческого мяса, в трупных испарениях над расчлененными телами им представлялось нечто новое, никогда еще так непосредственно не являвшееся миру: ЧЕЛОВЕК.

«Знание анатомии означает для Мантеньи и Синьорелли нечто, что во времена готического средневековья имело религиозный мотив. Анатомическое знание у гуманистов, как и во времена позднего средневековья, являет набожность атмосферы, внутри которой, дыша и волнуясь, совершается творческая жизнь...» /В.Хаузенштейн. "Обнаженный человек в искусстве всех времен и народов, Мюнхен, 1913г.,с.47./
Но функционально анатомически понятая обнаженная натура - не самоцель; ужимки человеческих обнаженных фигур у Синьорелли (1441?-1523 гг.) являются внешними знаками внутреннего состояния, а его тонкий штрих, его жесткая моделировка обнаруживают ясность восприятия и неумолимость зоркого видения.


/ Лука Синьорелли (144?-1523гг.), Лежачая обнаженная мужская фигура, гравюра на меди. Кабинет медной гравюры в Дрездене.
Изучая обнаженное человеческое тело и его анатомию, Синьорелли соответствовал проснувшемуся интересу к природе художников Ренессанса.
/


Чего же достигли художники в этом направлении исследования? Они убедили медицину в необходимости наглядно показать ЧТО и КАК происходит в анатомии человека. На самом деле художники держали знание о человеческом теле в своих руках, и Леонардо, ее король и триумфатор, оставил медицину с ее намеченными целями и обширными методами далеко позади себя.

Сайт как научиться рисовать