Обогащение знаний по пластической анатомии в XVII и XVIII веках и первые учебники

Художники XVI века боролись за свою социальную и духовную эмансипацию, за освобождение от пут и оков корпораций. До сих пор ученик рос и обучался в мастерской мастера и «не учился ничему, что удовлетворяло бы одновременно его извечные "почему" и "как"» (Людвиг). Вместе с практикой, одновременно, передавалась и теория, а с теорией - практика. Но свободная борьба в мастерских социального и духовного устройства с его так называемыми механическими искусствами, овладение «свободным искусством», особенно должно подчеркнуть теоретическую сторону наставлений, как в трактате о живописи Леонардо 1/53: «Практика должна постоянно опираться на хорошую теорию; то есть кто без науки влезает в практику, подобен кораблю, направившемуся в море без руля и компаса». И сам Дюрер «Искусство», т. е. теорию искусства эпохи Ренессанса, ставит выше обычной средневековой ремесленной традиции (практики), поднимая ее до уровня науки (Ветцольд). Таким образом, конструктивный взгляд в стиле барокко создает новшество для учебных учреждений и Академий Художеств.

Расцвет искусства эпохи Возрождения пришел тогда, когда художественные шкоды в качестве свободных объединений были созданы в качестве образовательных учреждений. В 1562 г. - художественная «Академия дель дизенто» во Флоренции; в 1543 г. «Академия де Сан Лука» в Риме; и прежде всего - Академия Карраччи в 1583 г. в Болонье; в 1648 г. Парижская Академия; в 1666 г. - филиал «Французской Академии» в Риме; в 1662 г. - в Нюрнберге; в 1696 г. в Берлине и многие другие.

Отношения мастер - подмастерье переходят постепенно к отношениям учитель - ученик. Зарождается преподавание, а вместе с ним - и ставшие необходимостью учебники и различные рисовальные пособия. Через три года после смерти Рубенса, в 1643 г., была открыта Академия в Антверпене. Великий фламандец оставил после себя целую рисовальную школу с двадцатью листами, которые гравировал и издал в Антверпене Понтиус (рис. 15).

В 1543 г. он появился в Базеле, куда привез большое количество великолепных гравюр-репродукций и скоро приобрел мировую известность.


/ Питер Пауль Рубенс (1577-1540гг.). Шагающий экорше из рисовального метода обучения. Художник не побоялся раскрыть все мельчайшие подробности строения мышц. /


Барочное стремление к выразительности поднимается на восьми анатомических листах до конвульсий. Рисовальная школа называлась, как и рисунки издательства, школой Абрахама Блумарта, из нее и образовалась в 1655 г. художественная школа с уже известными нам целями.


/ Абрахам Блумарт (1564-1651гг.). Рисунок ног и рук. Нидерландский маньерист и основатель Академии в Утрехте он видел в копиях художественную ценность для педагогики. /


Сегодня копированием рисунков пренебрегают из тех соображений, что через него не осознается действительное достижение, так как там, где оно присутствует, прокрадывается нотка ремесла, сноровка и искусность. И все же считается, что даже плохое копирование имеет немалую ценность.

Для того чтобы лучше понять искажение тела при копировании, стали изготовлять у токаря яйцевидную форму и на нее переносить очертания рта, носа, глаз и т. д. «Этим самым ученику преподавались изменения частей тела... В противном случае он учится, как говорят педагог и, без смысла». Конечно, нового здесь было мало. Так Гольбейн и другие дали начало материально-объемному видению.


/ Ганс Гольбейн младший (1497-1543гг.). Изображение головы и рук в перспективе. Перевод сложных форм на более простые телесные образования (структуры) осталось в области как учебного, так и индивидуального понимания фигуры ценным приобретением. /


«Человек является величайшим шедевром Божественного творения, который заслуживает заботу и уход за собой, которому среди прочих вещей подарены усердие, трудолюбие, и, что иногда единодушно подтверждается анатомией, познание человеческого тела как в движении, так и в пропорциональности частей тела, через что и узнаются замечательные творения Бога и природы...» /Сандрарт. Немецкая Академия, Франкфурт, 1675г.,с.78. /

Изображение активного движения, его выразительность это принцип, руководящий достижениями стиля барокко. Кроме того, взволнованность тела означает и духовное движение. Первые пантомимические жесты, такие как сомнение, испуг, гнев, - расширяют рисовальное представление. Все рисовальные школы и учебники в эпоху барокко указывают на это. Сюда же относятся - а разве может бытьиначе - и выразительные мимические штудии лица.

Герард де Лайрессе (1641-1711 гг.) в своем фундаментальном «Руководстве но рисовальному искусству» при постановке модели требует «не только пассивности, но и экспрессии».


/ Герард де Лайрессе (1641-1711гг.). Выразительнейшие жесты аффектов из пособия "Основы рисования" (под редакцией его сына). Один из признаков художественного образования в стиле барокко- выразительные эмоциональные жесты. /


Иохим Сандрарт (1606 1688 гг.), представитель Нюрнбергской Академии, в своем труде «Немецкая Академия» (1675 г.) ведет речь об «аффектах или побуждениях души»: «Мимика должна волновать сердце, как оратор. Чем выше искусство вещей, тем больше оно нас волнует».

Анри Тестелин, первый Секретарь Парижской Академии, в своих замечаниях по живописи и искусству рисования дает широкую картину предложений и рецептов, где, среди прочего, в третьей главе «Об экспрессии и убедительных представлениях действий», говорится следующее: «То, что в душе является причиной побуждения, влечет одновременно и тело к действию».

В книге Даниэля Прейслера «Основательные правила, или Краткое руководство к художественному рисованию», изданной в 1750 г. уже в седьмой раз (рис. 17), имеются общие правила, которые можно усвоить, изучая, например, движения при рисовании античных образцов и копировании листов.


/ Иоганн-Даниэль Прейслер (1666-1737гг.). Фигуры из рисовальной школы "Основательные правила, или Краткое руководство к рисовальному художеству" (в 1750г. изданное в седьмой раз) с обозначенными точками суставов. Чтобы научиться быстро и хорошо улавливать движения человеческой фигуры, Плейслер предлагает ученику запомнить основные схемы движения. Когда характер формы и движения найдены, нужно установить пропорции, для чего следует основательно ознакомиться с законами антропометрии. Плейслер предлагает основательно изучить те таблицы, где законы пропорций изложены и наглядно показаны. /


Обнаруженные углы позволяют осуществлять легкий контроль над пропорциями, - метод, который еще и сегодня приносит пользу и учителю, и ученику.


/ Иоганн-Даниэль Прейслер (1666-1737гг.). Лист с изображением выразительной мужской обнаженной фигуры в движении из рисовальной школы 1750г. Гравировка изготовлена братом, Георгом Мартином Прейслером. Подобные физические и сложные движения в данном рисунке изложены мастерски, немалую роль сыграли основные навыки рисования. /


Всемогущий покровитель искусств, Ле Брен, который помог свободному искусству одержать победу в борьбе против цеховой организации, основал в Париже Академию (1648 г.) и провел основательное изучение мимики лица. Его полусхематичные наброски разных выражений лица просто и верно иллюстрируют результаты наблюдений.


/ Шарль ле Брен (1619-1690гг.). Мимическое выражение из учебника об эмоциях и чувствах. На эмпирической основе художник приводит в очень упрощенной форме выражения и характерные особенности мимической выразительной картины. /


Мы немного забежали вперед. Действительно первый учебник, или пособие по анатомии (1688 г.), принадлежит перу Тортебата, члену Парижской Академии; появилось также пособие и для воспитанников Берлинской Академии, основанной в 1696 г.: «Краткий обзор анатомии», изданный в 1706 г., в издательстве Рюдигер в Берлине. В этом пособии автор прежде всего постарался приблизить анатомию к искусству и для этого выбросил лишние медицинские термины, утяжелявшие его. В конце он описал двигательный аппарат, кости и мышцы, и это было действительно неплохо. Ну а репродукции? Он клянется, что лучше, чем у Везалия, их невозможно найти. Тогда было почти так же, как и сегодня: страх перед очень большой затратой времени в работе над анатомической штудией, темнота и неясность медицинской анатомии с ее бесполезными терминами. Но умный Торгебат, который потому и взялся за анатомию, что она для него означала ирофессиональное существование, в то же время предостерегал от ее переоценки: «Она одна не может много сделать, чтобы произвести что-то красивое. Вновь и вновь взгляд должен направляться на полнокровную жизнь».

Сайт как научиться рисовать