Мимика и физиогномика

Никто сегодня серьезно не оспаривает, что цветные аккорды фигуральной картины (изображения фигуры), если они - осознанно тематическая составная часть оформления, вовлекают зрителя в определенное духовное состояние: в состояние бодрости, серьезности или радости. Имманентные (внутренне присущие) средства формы создают в какой-то степени готовность изображать душу, готовую к съемке, но они могут исчерпать собственным значением многообразие эмоций человека. Также неоспоримо и то, что синтез содержательной ценности и своеобразия средств становится возможным только при их взаимопроникновении, и художник должен ежедневно овладевать вещественно-персональной ценностью выражения человеческого образа.

Соединение цвета и формы является частью художественного мастерства, важнейшим стремлением художника раскрыть человеческую сущность.

Человек не может жить, замыкаясь в своем внутреннем мире. Эта невозможность рождает межчеловеческие способы поведения и символы их выражения. Они говорят о его контакте или о его изоляции, о внимании или разрыве, о любви и ненависти, симпатии и антипатии. С помощью своих высокоразвитых органов чувств человек реализуется в этом мире, естественном мире внутреннего и внешнего существования. В этом мире он должен ориентироваться, и он беспрерывно пропускает через себя вновь и вновь принимаемые впечатления.

Научиться кое-что понимать в смысле происхождения впечатлений еще не означает, что пластическая анатомия изготавливает рецепты, как «передавать» художнику это впечатление. Наблюдение за естественным выражением лица не создает еще художественного выражения. Эго только «сырьевой» материал. Так же, как движение руки, когда она выражает мысль или чувство. Неограниченное богатство выразительных проявлений лица может передавать и тончайшие душевные переживания, и психические процессы, и быть обозначено только как «механическая работа», так как мимическая мускулатура лица дает внутреннему миру как раз самые лучшие возможности для своего выражения. Душевные движения могут ввести в действие мимические мышцы легче и быстрее, если они обходятся без механической работы. С другой стороны, потребность в выразительности создала себе свою собственную «клавиатуру». И здесь мы также можем встречаться с широко распространенным ошибочным мнением, будто бы мимика является лишь последствием внутренней конституции. Мимика является также и ее внешним компонентом. Кроме того, игра мимического аппарата создает соответствующее внутреннее состояние. Принимаем трагическую мину и вскоре замечаем, что нас охватывает чувство печали. Эти отношения внутреннего и внешнего не являются дуализмом. Понятие дуализма предполагает сосуществование полярной связи.

За исключением жевательных мышц, остальные мышцы лица должны побуждать легкую игру массы мягких тканей, будь это кожа или хрящи. Если они не влияют на строение черепа, как мышцы скелета на его движение, если их объем так незначителен, то почему мы уделяем так много внимания, много места и значения? Прежде всего, так как они невероятно четко шлифуют пластику лица и создают со временем индивидуальность. В зависимости от расстояния, которым располагает мимическая мышца, ее происхождения и образования, в зависимости от толщины кожи будут возникать в разном количестве складки (рис. 527).



Мягкая кожа образована тонким и нежным слоем, создающим многочисленные складки. Их направление зависит от направления движения групп мышц, которые пересекают кожу, соответственно, поперек; например, вертикально проходящая лобная мышца создает горизонтальные поперечные складки. Расширение отверстий органов обоняния нуждается в мышцах, расположенных лучами, их смыкание - в кольцеобразных. Они производят лучистые складки. Например, кольцевые мышцы рта и глаза складывают окружающую их кожу лучами, увеличиваясь со временем в количестве с молодости до старости (во внешнем уголке глаз образуются «гусиные» лапки»); концентрически расположены морщины вокруг рта у пожилых людей.

Лицо. Понятия: мимика - пантомимика -физиогномика

Динамический моментальный переход, игра движения черт лица, выразительные жесты всей мышечной структуры лица - это и называется мимикой: и мы еще раз повторяем. что «...внешнее (мимическое) рисование не является следствием внутреннего состояния, т. е. не является метафорическим дуализмом души и тела. Аффект и выражение обосновывают друг друга, содержание и явление, рисование и смысл - единство» (Ф. Лерш).

Сильные чувства, выражающие отношения одного человека к другому, или его переживания, могут принимать различные внешние формы (Б. М. Теплов).

Они становятся причиной изменения работы дыхательных органов и системы кровообращения. Эти проявления являются телесными процессами, которые разрешаются через реакцию нервной системы: наш пульс ускоряется, мы краснеем или бледнеем, тон и тембр голоса изменяются. (С. Л. Рубинштейн называл такие выражение чувств через интонацию голоса «вокальной мимикой»). Дарвин видел в выразительных движениях целесообразные рудиментарные инстинктивные движения. Но выразительные действия сегодняшнего человека — не только игра инстинктивных действий. Напротив, они выполняют в межчеловеческих отношениях актуальные функции, так как они являются средством влияния и действия.

Выразительные движения имеют социально формализованную функцию, а потому и символическое значение. Как, где, когда, как часто, в каких формах используются индивидом эти выразительные движения, регулируется социальным уровнем. Что в выразительных движениях является естественным, а что социально обусловленным путать не следует.

Естественное и историческое соединились в одно Единство (С. Л. Рубинштейн). Игра на мимических инструментах ограничивается не только лицевыми мышцами, но и может охватить все тело. Отчаявшийся человек кидается на спинку стула, трясет руками перед лицом, ударяет себя кулаками, теребит свои волосы; счастливый - улыбается, потягивается и раскрывает руки всему миру. Когда выразительные движения охватывают все тело, их называют пантомимой.

Доминирующее (преобладающее) устойчивое состояние, такое как чувство подавленности или гордости, угнетает физически, отражая все внутренние переживания на лице. Наконец, частое повторение одной и той же мимики образует на лице определенные складки и борозды кожи, которые становятся видны даже в спокойствии. Готовность кожи постоянно реагировать на изобилие переживаний - фактор, приобретенный из жизни, передающий состояние даже статическому выражению лица (рис. 512, 513).





Кроме этого, еще играют роль и другие компоненты, такие как принадлежность к расе и строение головы. И то, и другое формирует лицо. Наука, стремящаяся из точных внешних характерных выражений лица сделать выводы о характере человека, называется физиогномикой.

Основы мимики

Естественная часть основы мимической игры уже была нами описана: мимические мышцы. Они являются субстанцией, отражающей психологические признаки внутреннего процесса, признаками, проявляющимися в некоторых внешних зонах со специфическими особенностями выражения; в зоне глаз со степенью открытости щели века, с вариациями направления взгляда; в лобной части со свойствами ее морщинистости; в зоне рта и т. д. (рис. 510, 511).





Выполнение мимическими мышцами своих задач явно должно быть подчинено изначальной цели, без ее существования быстрое реагирование на поведение органов было бы невозможным. Многое, чем богата мимика взрослого, будет понятно только из развития детской мимики (более широкое представление этого момента здесь невозможно). Также простые душевные переживания руководят движениями лица (Крукенберг), хотя при этом не всегда возникает психологическое «переживание» в ранее упомянутом смысле. Внутреннее состояние лица реагирует на восприятие и руководит движениями лица на определенных участках, которые отшлифовываются через повторения. У взрослого человека в некоторых выразительных формах мимики в значительной степени сохраняется образ собственных детских реакций органа обоняния; например, маленький ребенок опускает уголки рта, приоткрывая рот, при горьком вкусе (при этом увеличивается слюнотечение). Позднее, у взрослого, это превращается в выражение отвращения. Далее мы замечаем еще один феноменальный момент: если ребенок, например, прислушиваясь, отдается весь шуму (раздражение слуха), то он одновременно открывает и рот (как, впрочем, действует и при удивлении, раскрыв еще и глаза) (рис. 524).



Реакция слуха и глаза распространилась на не раздражаемый орган (рот). Реакции раздражаемых органов чувств могут ослабиться или усилиться (затыкание ушей при шуме, а также закрывание глаз и рта). На глаза, которые мы закрываем под воздействием яркого света веками, целенаправленно реагирует обоняние. При этом и эмоциональный фон отсутствует (рис. 514).



Наконец, инстинктивные движения могут превращаться в выразительные жесты. Первоначально они выполняли телесно-целесообразные функции: окружающая среда предлагает маленькому ребенку нескончаемое изобилие раздражителей обоняния. Они будят в нем импульсы, например, завладеть предметом и проверить его на зуб. Ребенок хватает его и пробует, довольный своим проявлением жизненной активности. Из такого желания все охватить, вероятно, возникли средства к общению, средства выразительности. О выражении человеческого лица имеется много исследований. Самое внимательное изучение интерпретации различных выражений необходимо для образовательного процесса художников и актеров. Это особенно отражено в работе Филиппа Лерша «Лицо и душа», упоминается у С. Л. Рубинштейна «Развитие мимики и сенсорная активность» (это перевод) («О мышлении и путях его исследования», раздел в основах обшей психологии «Эмоции и переживания личности»), у Леонардо да Винчи («Человеческие лица») и Крукенберга. С тяжестью в сердце автор отказывается от дальнейших более основательных выводов по этой теме. Было решено, что эти проблемы в данном произведении «Образ человека» будут представлены полусхематично, так как многие факторы находятся вне контекста данной книги. Кроме того, подробные сведения по этой теме читатель сможет найти в книге автора «Изобразительные формы», Берлин, 1978 года (G. Bammes FigiirlichesGestalten, Berlin, 1978). Поэтому будем довольствоваться только фрагментами.

Вкусовые ощущения

Среди органов чувств у грудного младенца вкус стоит на первом месте. Лицо концентрирует свою игру вокруг рта. Младенец выдвигает губы, выпячивает их, приводит язык в тесное соприкосновение с материнской грудью, чтобы вкусить приятную сладость молока. Возникает типичная для грудного ребенка четырехугольная форма рта. Позднее эти движения рта будут производиться без прямого функционального назначения, то, что становится обыденным, даже более настоящим: мы выражаем чувство приятного удовольствия, когда пробуем что-нибудь сладкое, при этом щелкая языком, выпячивая только лишь губы.

Все неприятное, отвратительное, мы связываем тотчас же с первоначальной формой, словно мы пробуем какую-то горькую пищу и хотим вытолкнуть ее из приоткрытых зубов и губ (рис. 521, 514 г).



И мимическое выражение отвращения, таким образом, уже сформировано. Особым свойством наших чувств является полярность: желание-отвращение, любовь-ненависть; радость-уныние. Они движут также мимической игрой. Есть ли реальное состояние или только наше воображение все это производное наших ощущений, приятных или неприятных, выражающихся нашей мимикой, интенсивность которой зависит от силы переживания.

Понаблюдаем за выражением лица человека, получившего известие о каком-то несчастии. Сила его представления может вызвать такую же мимику, как если бы он сам был свидетелем какого-то страшного события. В аффекте гнева (рис. 522) мы раскрываем губы, обнажаем зубы, бледнеем, тяжело дышим.



Именно интенсивные, мгновенно возникающие чувства (аффекты), такие как гнев, испуг, радость, страх, скорбь, отчаяние (рис. 523) - вызывают внешние признаки изменения состояния (покраснение-бледность).



Гнев, радость, ненависть выражаются в увеличенной моторике (танцы, крики, угрозы). Страх, напротив, тормозит моторику (застывший от страха).

У наших предков было более выражено чувство гнева и ярости (рис. 522) - состояние, предшествующее борьбе (Б. М. Теплов), где использовались сжатые кулаки и обнажались зубы. Как раз такие эмоции отчетливо выражают душевные переживания, часто в форме пантомимы. Громкий, звонкий плач (почти вой) ребенка сохраняет четырехугольно открытый рот, как если бы это было вызвано отвращением к неприятному вкусу. И наоборот, при противоположных ощущениях вытягивает губы вперед, округляя их, будто пробуя что-то приятное. Как часто таким образом выражается любознательность! Однако когда мы дуемся, то лишь нижняя губа выкатывается вперед (рис. 514 е, 520), целенаправленно давая ответ на наши эмоции.



Не удивительно, что именно рот с его многочисленными мышцами, а не другие части лица, имеет бесконечный диапазон возможных выразительных движений.

Зрительные и слуховые восприятия

Движения, связанные с приближением и защитой, как основа мимического выражения, относятся и к области зрительного восприятия (рис. 511). Мы открываем глаза, чтобы позволить проникнуть в них приятному, или закрываем их, когда не хотим видеть неприятное.

При напряженном внимании высоко поднимаются не только веки, но еще и брови. Во время выслушивания в свой адрес критики, наполненной сомнениями и противоречиями, мы сверкаем глазами, закрываем их, мигаем (рис. 518).



Мы смешиваем наши эмоции с интеллектуальным отношением к вещам и чувством этики. При раздражении слуховых органов какими-либо звуками, шорохами, животное может определенным образом двигать этими органами. Так, по положению ушей можно определить его психические процессы (прижимание ушей при реакции враждебности). Человек потерял эту способность. Он, прислушиваясь, приводит в движение голову, и даже туловище. К этому присоединяются еще и глаза, очень выразительно поддерживая мимические жесты.

Звуки музыки, нежное пение птиц, все приятные для уха звуки действуют на нас благоприятным образом, и мы поворачиваем по направлению к ним не только наши уши, но и наши глаза. Глаз «слушает» тоже (реакция расширения). Однако наблюдения показали, что некоторые люди при прослушивании музыки или размышлении закрывали глаза. Это происходит для того, чтобы помешать рецепторной деятельности глаза и сконцентрироваться на восприятии ухом.

Мимические способы выражения

(рис. 514-526)













Уже спустя несколько недель после рождения грудной ребенок начинает выражать удовольствие через улыбку. Он сыт, поэтому и доволен. При взгляде на материнскую грудь он сверкает глазками и надувает ноздри, позже, при виде бутылочки с пищей, он сильно сучит ножками, предвкушая удовольствие, закрывает глаза с помощью кольцевой мышцы. Вокруг внешнего уголка глаза концентрическими кругами располагаются складочки смеха. При чувстве радости (рис. 514 б, в; 526) поднимаются уголки губ и растягиваются лицевыми мышцами скуловой кости. Смеховая мышца растягивает рот еще сильнее, образуя на щеке ямку смеха. С расширением рта изменяется также положение и форма носогубной складки, которая перестраивается в форму буквы S. Покрывающая скуловую кость кожа похожа на круглую подушечку.

Реакция мышц, поднимающих верхнюю губу и крыло носа, - в пользу приятных запахов. Плач изменяет прежде всего форму отверстий глаз и носа. Даже незначительные различия изменяют смеющийся рот в плачущий. Плач суживает глазные щели и ноздри, нос становится тонким; ребенок открывает рот и приводит его к четырехугольной форме (рис. 514 ж, 519). Взрослый поднимает крылья носа носовой мышцей и треугольной мышцей - уголок рта; кольцевая мышца закрывает глаз, мышца, сморщивающая бровь, и лобная мышца позволяют удлинить нос поднятием бровей. Досада и недовольство взрослого человека выражается подобным образом, как и плач. Треугольная мышца тянет уголки рта вниз, носовая мышца сужает ноздри и тянет вниз кончик носа (рис. 514 ж, 527).

Внимание, удивление, напряженность, неожиданность, ужас - образуют поперечные складки на лбу, вызванные лобной мышцей, которая поднимает брови и тем самым уменьшает также и затененность глаз; глаза кажутся подсвеченными, их белки блестят. Сконцентрированное наблюдение, внимание (рис. 515) на определенном предмете придает глазу целенаправленный взгляд, сужающий зрачок. Размышление и внутренняя концентрация (рис. 516) позволяют смотреть неопределенно куда-то вдаль блуждающим взглядом. Настойчиво вопрошающий взгляд часто создает на лбу с одной стороны поперечные складки. Затем с этой стороны поднимается бровь. Неожиданность (рис. 523, 524) расширяет глаза, нередко встречается, что рот и нос остаются открытыми. Ужас раскрывает веки, обнажая белки глаз; брови подняты высоко на лоб, рот открыт, подкожная мышца шеи тянет подбородок книзу. При всех способах мимических выражений положение кожи лица управляется существенными акцентами и поддерживает психологическое состояние. Физическое и психологическое спокойствие (рис. 525) расслабляют мышцы лица и весь облик человека делают более светлым. Во время сна или после пробуждения на всем лице лежит отпечаток покоя; в момент смерти ослабевают мышцы лица, которые еще во время предсмертной борьбы, особенно под влиянием мучительных болей, бороздят лицо. Смерть гасит последнее мимическое выражение. Как часто сбалансированность величия освещает переход к спокойствию!

Нервность, напротив, «собирает» лицо, так как нервы не дают расслабления мышечному тонусу. Выражение сосредоточенного внимания увеличивает напряжение лица и кожи. Разочарование и подавленность (рис. 517) распространяют слабость вокруг рта: лицо, немного сморщившись, вытягивается в длину.

Приподнятое настроение (настроение - это «общее эмоциональное состояние, поведение и переживание человека в течение определенного времени», Теплов) расширяет рот в улыбке, глаза блестят, кожа щек собирается, расширяются ноздри (рис. 526). Ни один из описанных здесь процессов развития не формирует физиогномику, никто не в праве отделять естественную обусловленность от социальной. На современное поколение воздействуют как врожденная наследственность, так и работа, и профессия, климатические условия, переживания и воспитание.

«Ни одно живое существо не является единственным, оно всегда - одно из многих» (Гете).

ОБОБЩАЮЩИЙ ОБЗОР
  1. Под мимикой понимают моментальное, быстро проходящее выражение лица. Физиогномика получается из фиксации частых повторений мимических выражений и из соответствующих наследственных признаков.
  2. Мимическая мускулатура - это быстро реагирующий подвижный инструмент выражения внутреннего состояния.
  3. От длины мимических мышц и от тонуса кожи зависит количество и глубина складок, которые образуются поперек к направлению движения.
  4. Пластическая анатомия отказывается от утверждения, как будто она может давать рецепты для того, чтобы «сделать» образными чувства выражения.
  5. Душу человеческого образа в его выражении нельзя интерпретировать как личный мир с помощью красок. Для этого художнику необходимо проникновение в сущность выражения характерных движений.
  6. Соединение внутреннего и внешнего мира у человека формирует и производит у художника впечатление, которое принимается и понимается.
  7. Формирование выражения душевных процессов посредством мимики - это не просто сопровождение его внутреннего состояния.
  8. Между мимикой и эмоциями (психологическими последовательностями) лежит полярная связь, сосуществование, так как и формирование мимических образов воздействует, в свою очередь, на состояние души.
  9. Рассмотрим некоторые особые положения, касающиеся мимики: целесообразность реактивного повеления органов чувств; даже детские реакции могут позднее сохраняться без физической целесообразности; они становятся общим символом выражения поведения и точки зрения. Раздражение органов чувств может распространяться также и на раздражаемый орган. Импульсивные движения могут превращаться в выразительные движения.
  10. Из межчеловеческих отношений вытекает форма, продолжительность и применение выражения, его значение и символика, - все это имеет сильные социальные компоненты. Кто, как не художник, может превознести человека, и поэтому он должен изучить человеческие области контактов и как можно глубже проникнуть в его социальные сферы.

Сайт как научиться рисовать