Заключительные выводы: пластическая анатомия и свобода творчества

Как многообразно и сложно телосложение человека! Скелет дает ему опору, мускулатура - положение (направление) (рис. 538-540).







Человеческое тело является визуальным аналогом внутреннего состояния. Костно-мышечный аппарат является окончательным представлением понимания изображения фигуры человека, но не как конечная, самостоятельная цель.

Человек - нечто большее, чем то, что мы видим, имея ввиду лишь костно-мышечную систему. Она лишь часть аспектов существования, хотя и является очень важным моментом в рисовании, потому что фигура человека рассматривается художником как выражение обусловленного бытия. Экорше (мышечный скелет), к сожалению, все еще является в пластической анатомии базовой точкой наводки, на которую ориентируют изучение натуры. Он действует при этом как символ для объяснения физического состояния и акцентов поверхности тела человека. Поэтому мы вновь возвращаемся к исходной точке (позиции): современная пластическая анатомия становится на сторону искусства, так как изучение человека требует проникновения, духовного углубления (умственного постижения), единение которых приводит к картине его внутреннего мира, к ОБЛИКУ ЧЕЛОВЕКА.

До тех пор, пока художник осознает себя как посредник, как обогащенный чувствами и знаниями интерпретатор развития событий между миром и человеком, если он собирает бесконечные лучи бытия в исходной позиции (точке), словно зажигательным стеклом, и снова отдает все это миру, если он работает над своим самосознанием и в то же время одновременно над пониманием мира, - до тех пор он является индивидуальной и социальной величиной и связан со своим искусством, служа ему.

Он погружается в человеческий образ сердцем и разумом, не утопая в нем, приближается к нему - не без болезненной тренировки. Встреча с обнаженным человеком - это телесно-духовная встреча с самим собой, так как его жесты и позы являются выражением внутреннего основного закона. Человеческий визави и его форма субъективно узнают различную интерпретацию, степень ответственности и свободы в ней также очень различны. Готтфрид Баммес считает данные вещи поучительными и предпочитает рассматривать такие примеры, в которых структура тела понимается как конструктивность (архитектура) произведения. По какому праву, сталкиваясь с обнаженным телом, настолько естественным, пластическая анатомия говорит об архитектонике, формирует при этом объем (пространство)? Дело в том, что термин «архитектура» дает дидактическое сравнение, а в широком смысле этого слова - это художественная учебная цель, программа и метод. «Архитектура тела» позволяет нам понимать и видеть изменения в человеческой фигуре. Охватывающие ее «стены» действуют рационально, создавая элементы всей конструкции, которые высвечивают «фасад» внешнюю сторону. Архитектура тела описывает содержание всей структуры фигуры и необходимых ее элементов с их внутренними соотношениями и соединениями; каждый структурный элемент служит частью целого и только в этом - не механистическом - значении пластическая анатомия является элементом изучения художниками структуры, конструктивных форм, объема, движения и пропорций человеческой фигуры. Пластическая анатомия обучает видению единичного и общего. В конечном итоге она помогает художнику понять объем существующих вещей. Истина для художников - это наглядность логики, которую они находят, анализируя диалог между субъектом и объектом, между индивидуальностью и общественностью. Необходимо ближе рассмотреть суть пластической анатомии! Природные явления (факты) это предметы ее рассмотрения. Тем не менее, немыслимо, если они в художественном произведении расставляют приоритеты как аналог итоговой «подлинности». В первой фазе воображения художник вообще не спрашивает о фактах. Но чем больше углубляется его внутренняя беседа, тем тщательнее прислушивается он к языку тела своего визави. Он учится понимать, что звучит в нем особенно и необычно.

Художественное мышление это обобщение. То, как переплавляется форма явления в образную форму, зависит от художника и является одновременно составной частью его творчества, творчества не чего-то, а для чего-то (рис. 542-547).





Художник сам лишает себя свободы в творчестве, решая что и как представлять и осуществлять. Художник должен свободно владеть всеми возможными средствами созерцания, проникновения и исследования. Пластическая анатомия предлагает себя в качестве свободы выбора для беспрепятственной деятельности, для работы без затруднений. Так то, что вошло в тело и кровь человека - солидные знания, художественное ремесло, помогает снять с себя оковы и избавиться от постоянного повторения положений вещей.

В пластической анатомии речь идет о свободе нахождения образа художественного вдохновения.

Творчество художника - способность и умение понимать образность, перемещая наше внимание к образу в соответствии с законами природы, а также мыслить в этом ключе. Пластическая анатомия имеет своей целью изучение закономерностей, так как каждое органическое образование - растение, животное, человек - по выражению Гете, является представителем всеобщей модели, которая, увиденная изнутри, разрешает (обуславливает) виденье формы, проистекающее из конкретных свойств этой модели.

Мастерство художественного ремесла и творчество художника составляют единство.

Творчество в этом смысле никогда не сможет стоять в начале художественного желания и образования. Творчество в искусстве - это результат длительных усилий в жизни. Ввиду того, что процесс познания человеческой формы, как одна из страничек внутреннего становления мира, происходит широко и открыто, достигая ясности, то и последнее, и первое являются задачами пластической анатомии. Собственный опыт и познание мира художником, комплексность глубины его духовно-душевного мира со всем его чувственным и нравственным содержанием, интеллектуальными и моральными точками зрения, его психическим и физическим состоянием - превращают мир в картине в его взгляд на мир, каким видит его сам «инженер».

«В то время как художник охватывает вниманием какой-либо предмет в природе, то он, этот предмет, уже не принадлежит самой природе; можно сказать, художник в это мгновение сотворяет его, добиваясь характерного сходства и вкладывая в него более высокую значимость» (Гете, «Введение в Пропилеи»).

Сайт как научиться рисовать