Религиозные ограничения и новые импульсы пластической анатомии в XIX и XX веках

В 1822 г. Сейлер возглавил кафедру. В 1850 г. учебный процесс начал идти по его учебнику анатомии, в котором, тем не менее, анатомические фигуры еще не имели анатомической достоверности. Наконец, снова наступило время морфологического анализа отображения пропорций человеческой фигуры, характерные особенности которой он описал на то время без определения канона и пропорций. Подобным морфологическим способом прокомментировал он репродукции с античных статуй, пластику которых он мотивировал ясным анализом скелета.


/ Доктор Вильгельм Буркхард Сейлер. Античные произведения искусства с врисованным в фигуру скелетом из "Анатомии человека", 1850г. Эти рисунки стали шедеврами искусства "посмертно". В них была сделана попытка увидеть расположение скелета фигуры в скульптуре. /


Ровно сто лет прошло с тех пор, как пластическая анатомия получила новый существенный импульс. Сегодня в европейский анатомический атлас включены точные предметные рисунки с подвижными скелетами и анализом мышц фигуры и пропорций. Появились большие атласы по анатомии для художников таких авторов, как Поль Ришер (1890 г.). Джон Маршалл (1888 г.), и Брисбейн 1769 г.), Фриц-Гарлес-Шмидт «Фигура человека» (1899 г.), с главами о мимике, о подвижном корпусе с антропологическими таблицами и снимками из кинофильмов различных жанров.


/ Т.Брисбейн. Экорше мужской фигуры из "Анатомии для художников", Лондон, 1769г. Анатомические признаки фигуры этого произведения вырисованы с наивысшей тщательностью и эстетической свободой передачи положения вещей. /


С 1885 до 1929 гг. объемный труд Кальмана (Базель) пережил четыре издания. Тот факт, что учебный процесс держался за педантичное описание деталей, для того чтобы интерпретировать положение тела, мимолетно зафиксировать взглядом саму суть явления, лишь частично объяснялся импрессионистически-натуралистическим образом мыслей искусства. Законы теории и практики вплетались также в пластическую анатомию вместе с новым художественным мировоззрением, но пока без включения фотографий в качестве наглядного образца обнаженной модели.

Все усилия на изучение человеческого тела были приложены к подробному его описанию. Законы преподавания и обучения тесно переплетены между художником и художественной точкой зрения анатомии. Художественный абстракционизм, как современный реализм, пытается сжать сущность на пути познания, и все это как раз начинается с созерцания объекта и точного знания предмета. Какими целевыми установками и действиями могут руководствоваться эти связанные друг с другом звенья, объединяющие естествознание и искусство, об этом молчала и молчит до сих пор пластическая анатомия, потому что этой задачи она не видит вообще.

И это не в последнюю очередь связано с проблемой разделения науки и искусства, взглядами на искусство до и после рубежа XX века, которые пытались объяснять сущность искусства, исходя из субъективного мира художника. Об этом свидетельствует учебное пособие Коринта «Об обучении живописи». Он объясняет свойства обнаженной натуры на десяти страницах, с помощью приведенных здесь же мизерных по размеру рисунков, которые совершенно не отвечают требованиям ни научной, ни дидактической достаточности. Если бы кто-нибудь спросил: «Необходимо ли знать анатомию для рисования человеческого тела?», то я бы ответил: «Нет».

По той причине, что простой человек чувствует, хотя он никогда и не видел обнаженного тела, что в рисунке фальшиво, точно так же и талантливый новичок в искусстве может инстинктивно точно определить своим художественным чутьем правильные формы фигуры человека в рисунке. Именно это и является характерным признаком его одаренности.

С такими гениальными натурами, которые «инстинктивно находили верное», к сожалению, очень редко приходится иметь дело в мастерских художественного образования, где обучают ремеслу. Необходимо преодолевать желание рассматривать и срисовывать с близкого расстояния фигуру отдельными частями, то есть по кускам.

Медицинская анатомия чувствовала эти недостатки в изучении в связи со своими собственными интересами (Бен-нингхофф). И следующий решающий шаг для художника сделал Зигфрид Молье в Мюнхенской Академии. Заслугой немецкой Академии в Мюнхене, где он обучался, стало открытие взаимосвязи между формой и функцией в изобразительном искусстве, изложенное в его книге «Пластическая анатомия» (1924 г.).

Без колебаний, решительно отстаивая приоритет художественного обучения, он настаивает на изучении естествознания. Он отказался от таких важных моментов, как изложение пропорций, статики и динамики, головы и мимики.

Молье ограничился изучением функциональных свойств двигательного аппарата. Не коснувшись на пути к цели, которую он себе поставил, понятия формы ни как телесного изображения в пространстве, ни как анатомического единичного факта в его пространственной функции. Проблемы взаимосвязи форм между собой он также серьезно не рассматривал.

Но тот факт, что Молье много и упорно работал над пониманием механизма в суставах, над взаимным влиянием конструкции и движущихся сил, и обратил особое внимание на форму тела - навсегда связал эти достижения с его именем. Он описал задачи каждой части тела, требования к ним и нашел ключ к решению сути конструктивной формы. Это привело, в свою очередь, к отказу от незначительной детализации.


/ Зигфрид Молье. Пример рисунка из "Пластической анатомии", Мюнхен, 1924г. Изображение прямой мышцы живота является одним из многих примеров упрощения анатомической формы и отказа только от описательного способа рассмотрения. /


В итоге Молье способствовал пониманию формы тела как единой архитектурной формы, и отошел от подражания, что явилось началом нового плодотворного пути. Имея расплывчатое представление о строении тела, он противопоставил свои взгляды о сущности человека в органической форме его конструктивной основе.

Статическая, лишь описательная картина пластической анатомии была изменена человеком через изучение естествознания. Упрошенные строительные формы скелетного каркаса в спокойствии и во время движения сломали простоту восприятия и мышления. Было ли это прорывом? Взыскательностью и требовательностью, которые распространились в 20-е и 30-е годы, были атакованы и взгляды Молье. Но кроме этого, после него в научном и художественном мире не было никакого развития и роста - и по настоящее время. Поэтому вдохновленный Молье, Танк назвал свою пластическую анатомию «Формой и функцией» (1953 г.).


/ Вильгельм Танк. Рисунок обнаженной фигуры из издания по анатомии "Форма и функция", 1953г. Мужская мускулистая фигура становится основной в программе по изучению человеческого тела с натуры. /


Танк мечтает об идее «вечной формы» для пластической анатомии: «Естествознание это основа, тем более что знание двигательного аппарата в своих основополагающих моментах остается постоянным. Именно исходя из этого и нужно интерпретировать человеческую фигуру, а не по требованиям очередного направления в искусстве. Мода может быть сегодня такой, а завтра иной. Определенно, мы не можем исходить из следования моде какой-нибудь художественной точки зрения. Единственно, из чего мы должны исходить, - это сущность художественного творчества».

А так как к свойствам образного мышления относится не только изображение, повторение, но и обобщение увиденного, то и конечной целью анатомического изучения никогда не может стать тело как сумма составных его частей. К разработке этой концептуальной мысли приложили много усилий Танк и многие другие.

Допустим, что обнаженная натура у Танка является только анатомической фигурой и ничем больше. Если затем к инвертированным поверхностям добавить еще и индивидуальные психологические черты, то для учащегося останется только один путь: он должен рассматривать фигуру мышечного скелета (экорше) одновременно и как эстетическую норму, и как олицетворение учебной цели, постепенно достигаемой в процессе обучения. «Живой» экорше стал здесь символом учебной программы.

Пластическая анатомия русских: II. Механик /"Основы пластической анатомии". Москва, 1958г./ стремится изложить формальный материал медицинскими терминами (анализ мышц и черепа головы на картине Репина «Запорожцы»), а потому эта натуралистическая точка зрения обречена на гибель, так же, как и его рисунки костей и мышц, ничего не говорящих о мощи, конструкции и рельефности.

Но все платформы данного утверждения разбиваются в нух и прах, как только научная основа отходит в сторону, и ученику даются рецепты для самостоятельного творчества. Современное китайское пособие по анатомии (в переводе с французского) показывает, как можно рисовать фигуру при различных поворотах.


/ Пример рисунка из китайского пособия по пластической анатомии, изданного во Франции. Это единственное компетентное описание типичного внешнего вида обнаженной фигуры. /


Немного конкретных примеров с костями и мышцами - и это все. Никакого поясняющего материала, никаких средств формирования представления о телесно-пространственной форме, - ничего, что могло бы стать чем-то постоянным, основой. Поэтому более правильный подход - когда скелет демонстрируется в качестве формоопределяющих компонентов человеческой фигуры. Одни дидактические абстракции, как бы далеко они не шли, должны в любом случае сохранять научное зерно истинного положения вещей.

Сайт как научиться рисовать