Анализ типичных для развития признаков фигуры человека в произведениях искусства. Обобщающий обзор.

Регулярное возвращение к характерным особенностям фигуры или ее признакам, которые можно наблюдать на многих индивидуальностях, позволяет - как мы видели в абзацах 2.2 и 2.3 - объединить группы людей в определенные типы. Привлекательность, которая исходит от их телесной «физиогномики» с ее особенностями, вызывает у художника большой интерес. Так, например, молодой человек от самого раннего детства до момента входа в стадию взрослого. Этот отрезок времени - ровно 20 лет роста, развития и созревания является для художника стимулирующим и таким многосторонним, что развитие молодого человека, проходящее через целый ряд стадий (фаз), показывает иногда собственные, типичные для возраста признаки фигуры и формы. Они характерно связаны друг с другом, и выводят типичные для развития характерные особенности фигуры по пропорциям и по прочей морфологической картине случайностей. При этом удивляет то, что если смотреть с точки зрения переживания и впечатлений, видно, как достигнутые фазы развития человека, так же сильно, как и сами процессы переломного и переходного периодов, которых достигает юная форма, провозглашают новые человеческие формы.

Ганс Гольбейн Младший в своей работе «Рисунок годовалого ребенка» (рис. 139) обосновывает данный возраст разнообразными способами:



вынужденной поддержкой рук при положении стоя, полусогнутыми коленями, но прежде всего пропорциями. С помощью канона в 4 1/2 высоты головы соответствие первому году жизни полностью обосновано. Большая голова доминирует над всем ростом ребенка. Короткие ножки являются еще не совсем прочной опорой для более длинной и тяжелой верхней части. Однако одновременно к форме грудного младенца присоединяются уже появляющиеся признаки фигуры маленького ребенка, которые обозначена также в иллюстрации «Мать с ребенком» (рис. 141) Баммеса.



На этом рисунке показано сравнение двух фигур - маленького детского тела и зрелой женщины.

Анзельм Фейербах в своем произведении «Детская фигура» (1885 г.) избрал сюжетом очаровательную фигуру «Бамбино», в котором с большой точностью подошел к изображению детского портрета (рис. 140):



канон охватывает 5 1/2 ВГ, тело, ноги и руки равняются 3-2 1/2 и ровно 2 ВГ. Такая закономерность пропорций, которая характерна для этого возраста, находится в соответствии с остальными признаками фигуры. Даже складки внутренней стороны бедер как бы сглаживаются. Повсеместно распространенный подкожный слой жира исполняется художником так, как он есть, чтобы набросать портретный эскиз того специфического детского возраста, который соответствует времени первого периода роста. Беззаботный и натуралистический для этой стадии развития детский образ эпохи барокко чрезмерно привлекает ненасытным наслаждением, позволяя передать чувственный беззаботный внешний вид маленького ребенка.

Три последующих произведения искусства существенно отличаются от вышеописанной формы маленького ребенка и освещают совершенно другие стадии развития. Рисунки Адольфа Хильдебранда «Пьющий мальчик» (рис. 142)



и Герхарда Маркса «Обнаженная фигура девочки» (рис. 144)



напоминают нам не только об образе ребенка школьного возраста, но также и о том, что предполовая (препубертатная) фаза достигла уже своего развития, т. е. своего конца. Мальчик с каноном в 6 1/2 ВГ (высоты головы), очевидно, уже перешагнул свой десятый год жизни. Появляющаяся талия у девочки и становящиеся все отчетливее формы намекают на вступление в первую предполовую фазу, в то время как фигура мальчика еще обладает мягкими и плавными округлостями, у девочки уже имеются угловатые формы, какие бывают у мальчиков в середине их половой зрелости. И все же в хрупкой фигуре девочки появляется первый намек на женственность.

В скульптуре «Джульетта» (рис. 143)



Карл Альбикер тоже отталкивается от детского эволюционного типа, но там предполовая фаза (11-14 лет) уже достигнута. Вытянутость конечностей привела к канону в 7 ВГ, что соответствует одиннадцатому году жизни. Появляющаяся полнота бедер и голени этой стройной девичьей фигурки показывает, что вторичные половые признаки находятся еще в самом начале их развития, в то время как другие пропорции типичны для более взрослого периода.

Рихард Шейбе в своей скульптурной группе «Брат с сестрой» (рис. 146)



берется за полную поэзии тему вместе выросших юных девочку и мальчика. Никогда обнаженная натура не была для него лишь предметом внешнего, зрительного, восприятия. Как внутренне, так и внешне, оба молодых человека идут навстречу расцвету своей жизни. Все признаки фигуры перехода от детского образа в будущий мир взрослых указывают на масштабные процессы: робко раскрываются грация и нежность становящейся женщины. В свои 15-16 лет девочка стоит уже в конце второй половой фазы и скоро достигнет зрелости. Ее грудь еще не достигла своей законченной наполненности, а пропорции канона в 7 1/2-8 высот головы уже позволяют девушке казаться взрослой женщиной. Брат, из-за своего невысокого роста, кажется младше. Но его пропорции в 7 1/2 ВГ не подтверждают это, так как он по своим пропорциям стоит как раз на выходе из второй половозрелой (пубертатной) фазы, то есть тоже на шестнадцатом году жизни, и он должен одновременно с сестрой совершить этот скачок в росте. Художник выразил тему прелестных возрастных особенностей, но не совсем типичных.

Почему наши чувства при взгляде на изваяние юноши Герхарда Маркса (рис. 145) вызывают волнение?



Потому что мы пытаемся вернуть себя в тот юный возраст, который типичен для всех людей и вместе с тем переживаем за этот переходный период. Скульптура сына Маркса Герберта, разрушенная при бомбардировке во время Второй мировой войны, показывает начальную стадию формирования его как мужчины. Подобно высокой колонне, опорная нога несет узкий таз, над которым грудная клетка уже набирает ширину и полноту. На этом архитектоническом каркасе мышцы уже начали свое могучее построение, которое дает нам возможность догадаться о здоровье и могучей силе созревающего мужчины. Собранный, спокойный, в рамках канона физического строения, с уверенностью духовной и притягательной силой, олицетворенный в архитектонической строгости форм и в отказе от всего громкого, от тонов рабского легкомыслия следования поверхностному взгляду на суть явления, юноша Маркса становится символом повторяющегося события, созревания юноши и превращения его в мужчину.

Сайт как научиться рисовать